Сейчас нет смысла возвращаться к прогнозам, предупреждениям и угрозам. Об этом было сказано и написано немало. Трудно себе представить, что руководители предприятий, руководство областью, трудовые коллективы и ведущие и[ в “светлое позавчера” профсоюзные боссы - настолько оторваны от реальности, что они об угрозах коллапса ничего не знали, ничего не читали, были вообще не в курсе. Скорей всего, знали, но предпочитали молчать.

 Руководители предприятий, особенно еще той советской формации, так и не вписались в рынок. Просто потому, что не были этому обучены, да и не знали, как. Кроме того, им удалось так распределить финансовые потоки на своих заводиках, что они плавно текли мимо производства, мимо рынка, мимо НИОКров, в собственные карманы. Нет помощи от государства - констатировали они - нет смысла и напрягаться. Поэтому чудовищное обогащение некоторых руководителей на фоне тотального разорения возглавляемых ими предприятий иначе, как преступлением назвать нельзя.

 

Предприятие, ставшее эпицентром прорыва
Предприятие, ставшее эпицентром прорыва

Есть, конечно, палочка-выручалочка, о которой говорят радаевские министры, некоторые эксперты. Суть ее состоит в том, что предприятия-то частные, а стало быть их владельцы могут поступать, так, как им заблагорассудится. Захотят, прекратят производство, захотят возобновят, закроют линию сборки или, так сказать, диверсифицируют работу каких-то участков. Одним словом - своя рука владыка.

 Подход, сразу скажем, в корне неверный, хотя бы потому, что он близок к преступному замыслу. Дело в том, что если бы эти руководители создавали свои предприятия с нуля, путем вкладывания в их строительство собственных средств, то тогда можно было говорить о волюнтаризме частника. Но большая часть саратовских предприятий (например, СЭПО, “Тантал”, “Корпус” и др.) создавались трудом поколений советских людей и перешли в собственность нынешних директоров в результате приватизации. Сейчас не важно, была ли она законной и справедливой. Важно, что эти люди получили в управление собственность, которую они не создавали, в которую они не вложили ни копейки собственных средств. Стало быть, вместе с собственностью они принимали на себя ответственность. Перед работниками, перед бюджетом, перед будущими поколениями.

 

Вот такой у нас сегодня образ промышленности
Вот такой у нас сегодня образ промышленности

В моем понимании дело должно быть рассмотрено так: если ты, став собственником бывшего государственного предприятия, оказался не способен им управлять должным образом, то это предприятие следует вернуть ее бывшему владельцу, т.е. государству. Примерно, так, как, скажем, возвращаются неиспользованные земли сельскохозяйственного назначения. Возвращать надо без компенсаций. А за что компенсировать? За развал? За некомпетентность? За растаскивание собственности и деградацию производства?

 На фоне молчания так называемых собственников предприятий, особенно зловещим, угрюмым и тупым было молчание региональной власти. Например, нынешний гендиректор СЭПО Евгений Резник сообщает почтенной публике о том, что в 2016 году его предприятие выпустило 274 тысячи холодильников, в 2017 году - 126 тысяч, при этом реализовать удалось 120 тысяч. В 2018 году было произведено 120 тысяч агрегатов, реализовано 114 тысяч, в 2019 году произведено 80 тысяч холодильников, реализовано 74 тысячи.

 

На пути к прорыву...
На пути к прорыву...

В 2017 году убыточность производства составила 26,6%. В 2018 году убыточность достигла 34,5%, в 2019 — 34,3%. И с особым цинизмом, вероятно, на правах собственника, констатирует: «Катится по наклонной плоскости наш холодильник».

 Об эти цифрах и тенденциях разве не знало руководство области? Разве об этом не знали депутаты областной думы, которые тоже несут ответственность за промышленную политику в регионе? Для чего созданы все эти министерства, комитеты, комиссии? Только для комфортной жизни, роскошных членовозов, аппетитных секретарш и доступной халявной связи в купе с высокими окладами?

 Ладно, предположим, что радаевские министры и сам губернатор Валерий Радаев вместе со своими зампредами, как в известном фильме Данелия, живут на другой планете, но ведь они же не разучились читать и слушать вести с планеты родной!

 

Промышленность растет!
Промышленность растет!

При этом эксперты им неоднократно говорили о том, что нельзя делать вид, что региональные власти справляются с проблемами промышленности, что надо бить тревогу, пытаются достучаться до федерального центра. Понятно, что  политика государства в сфере экономики направлена на ликвидацию промышленного потенциалы не только отдельной Саратовской области, но и РФ в целом, однако это не повод для того, чтобы молчать. Ведь отвечать придется все равно, как они этого не понимают!

 Хорошо, в правительстве области заседают те, кому до лампочки проблемы промышленного комплекса региона. Не хотят они им заниматься, да и не знают, как, но почему молчат работники этих предприятий? Быть может, потому, что бояться потерять то малое, что называется заработной платой, которую хотя и с задержками, но еще как-то выплачивают? Тогда они должны твердо усвоить простое правило: тот, кто боится потерять малое, рано или поздно потеряет все. Боялись потерять маленькую, но “стабильную” зарплату сегодня, значит завтра их будет ждать не просто сокращение, и локаут,  и потеря всего производства, которому многие из них отдали большую часть своей жизни.

 

От этого завода осталась только история...
От этого завода осталась только история...

Они не верили, что так все и будет? Так все и произошло, и будет еще хуже. И не понимают такие работники, что если у них не будет производства, то и они никому не будут нужны. Например, кому теперь нужны более 20 тыс. работников погибшего САЗа? Кто будет о них заботиться, если они потеряли то, что приносило им доход, давало работу и социальные гарантии? Да никто! И после того, как они молча согласились с тем, что их предприятия больше нет на карте города, они требуют пенсий, пособий, льгот? С чего, спрашивается? Вы не смогли уберечь свое предприятия, так заслуживаете ли вы каких-то преференций?

 Понимаю, что сознавать это горько, а местами и стыдно, но это придется осознать. Если нет работы - человек рано или поздно становится ненужным, лишним. 

 

Не надо устраивать истерики вокруг СЭПО, - говорили нам еще год тому назад
Не надо устраивать истерики вокруг СЭПО, - говорили нам еще год тому назад

Хотелось бы еще пару слов сказать о так называемых профсоюзах, но говорить о них даже пару слов не хочется. Войдя в сговор с администрацией своих предприятий, они стали защищать не интересы трудовых коллективов, а интересы администрации. Как например, повела себя профсоюзный лидер СЭПО Марина Ковбель. «Ситуация нехорошая, но вы тут все, как на суде, напали на Евгения Петровича [Резника]... У нас промышленность абсолютно загибается! Я неоднократно этот вопрос поднимала на совещаниях в министерстве и в правительстве. Все говорят: снижение получения гособоронзаказа, переход на диверсификацию. Но сегодня программы защиты предприятий нет!» -  сказала она. И ни словом на обмолвилась о том, что в ближайшее время на предприятие произойдет настоящий локаут и сотни работников окажутся на улице. Вот такие у нас профсоюзы.

 Случай с холодильниками на СЭПО стал настоящим прорывом, только не в будущее, не в новый технологический уклад, а прорывом нарыва. Прорвало все то, что уже давно гноилось, что прибывало в крайне запущенном состоянии, что давно не лечилось и не только потому, что лечить было некому, а потому, что лечить эти болезни никто не хотел.