Среди заявленных 24 показателей, по которым будет оцениваться эффективность работы региональных чиновников, присутствуют: развитие экономики и инвестиционной привлекательности регионов, динамика внутреннего регионального продукта (ВРП) на душу населения, эффективность системы государственного управления, системы здравоохранения, образования, продолжительность жизни, динамика реальной среднемесячной заработной платы в регионе, коэффициент доступности жилья, уровень преступности и безработицы в регионе, показатели развития автомобильных дорог, объём налоговых доходов бюджета того или иного региона и ряд других.

Необходимо заметить, что нынешняя инициатива идёт в качестве развития указа президента Владимира Путина, который он подписал 15 ноября 2017 года, которым как раз и был увеличен вдвое, до 24-х, перечень критериев оценки эффективности деятельности глав регионов.

Примечательно, что, помимо чисто экономических показателей, население регионов впервые попросят оценить эффективность деятельности не только региональных, но и федеральных органов власти. Тогда, в ноябре прошлого года, в аппарате вице-премьера Дмитрия Козака газете «Коммерсантъ» обосновали появление этого указа «идущей межбюджетной реформой».

 

КОММЕНТАРИЙ РЕДАКЦИИ

Цели межбюджетной реформы, первые шаги которой были сделаны ещё в 1994 году, вроде бы благие: выстроить новые, понятные правила межбюджетных отношений между федеральным центром и регионами. Однако как показывает суровая действительность, эти отношения становились едва ли не ещё более запутанными и непонятными.

По словам директора региональных программ Независимого института региональной политики Наталья Зубаревич, расширение показателей оценки эффективности деятельности региональных властей на самом деле мало что может дать. Новые показатели Зубаревич назвала «симуляторами», а увеличение их числа с 12 до 24 охарактеризовала в комментарии газете «Коммерсантъ» 16 ноября 2017 года так: «Чем больше показателей, тем их смесь непонятнее».

Заметим, что критерии оценки эффективности деятельности глав регионов, разработанные в 2018 году, — вещь не новая. Так, ещё 28 июня 2007 года президент Владимир Путин подписал Указ № 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российский Федерации». В соответствии с этим указом перечень оценки эффективности насчитывал 43 показателя.

Однако внедрение новых критериев и новых показателей позволяет сделать предположение, что прежняя система не очень-то хорошо сработала. Очевидно, что существующая система выбора (и особенно — выдвижения кандидатур) губернаторов приводит к тому, что для руководителей регионов главным остаётся соблюдение лояльности по отношению к Кремлю, а вовсе не стояние на страже забот и чаяний избирателей. И в таком случае выполнение обозначенных федеральным центром критериев эффективности для глав ряда региональных лидеров вполне может превращаться всего лишь в симуляцию бурной деятельности, крайне благостные отчёты на бумажных и электронных носителях и — только-то.

Собственно, критерии эффективности руководителей регионов, разработанные в 2007 году, показали, что это формально жёсткое сито вполне позволяло становиться (или — оставаться) во главе субъектов федерации гражданам, которых, по здравому размышлению, и на пушечный выстрел нельзя было подпускать к системе государственного управления.